На главную книги, на страницу текущей главы

Источник

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

СЕКТОР АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ИНФОРМАТИКИ

ИНСТИТУТА АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ СО РАН

http://www.sati.archaeology.nsc.ru


ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЭТНОГРАФИИ. Токарев С. А. Новосибирск 2003
http://www.sati.archaeology.nsc.ru/Home/pub/index.html?id=1550

ГЛАВА 6 
БИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕЧЕНИЯ В ЭТНОГРАФИИ. РАСИЗМ

http://www.sati.archaeology.nsc.ru/Home/pub/Data/TOKAR/?html=ch6tok.htm&id=1550

Биологизм в этнографии

Наряду с диффузионизмом было еще одно направление, сторонники которого пытались увести этнографию от историчекого рассмотрения явлений. На место исторических факторов развития они ставили саму биологическую природу человека. 
Такая неправомерная подстановка "биологического" на место "исторического" ("социального") прослеживается в той или иной мере у многих авторов, принадлежащих к весьма различным идейным течениям. Мы видели элементы биологизма у эволюциониста Спенсера (гл. 2), у диффузиониста Фробениуса (гл. 5); в дальнейшем увидим крен в сторону биологизма у Фрейда и его школы (гл. 7), у функционалиста Малиновского (гл. 9). Но в своем самом "чистом", беспримесном виде биологическая точка зрения проявлялась в идейном течении, которое, доведя до крайности, до абсурда этот биологизм и заключив открытый союз с самой реакционной шовинистической и колониалистской политикой, поставило себя тем самым вне науки. Это расизм. Нам необходимо кратко ознакомиться и этим лженаучным направлением в этнографии. 

Ранние проявления расизма
Под расизмом понимается обычно теория, согласно которой человеческие расы неравноценны в смысле способности к умственному и нравственному развитию. Расизм утверждает, что есть высшие и низшие расы и что именно расовые различия являются факторами, определяющими ход исторического развития нарожов, особенности их культуры и уровень ее развития.
Когда-то эта теория представляла собой наивную попытку понять и объяснить различия в культурном облике народов. В таком виде расистская точка зрения выражена, например, в чрезвычайно путаном сочинении Христофа Мейнерса (1786) 1. Позже, в XIX в., расизм выступает уже как откровенно реакционная и эксплуататорская идеология, употребляемая для оправдания рабства и всякого вообще социального гнета. 
Так, в США в годы борьбы аболиционистов за уничтожение рабства негров некоторые антропологи (Мортон, Нетт, Глиддон) пытались "научно" подкрепить позиции рабовладельцев, доказывали необходимость и справедливость сохранения рабства негров на том основании, что негры-де - низшая раса, не способная жить без посторонней опеки. Почти одновременно (в 1850-х годах) в Европе на почве обострения классовой борьбы и шатания буржуазного строя проявилась та же тенденция теоретического подкрепления позиций господствующего класса при помощи расистской теории. В 1853 г. Жозеф Артюр Гобино, французский аристократ, дипломат и публицист, издал свою ставшую печально знаменитой книгу "Опыт о неравенстве человеческих рас" - своего рода евангелие расистов. 

Гобино
В этом обширном сочинении Гобино пытается на материале истории всех времен и народов доказать, что главной и основной причиной различий в исторических судьбах разных стран были расовые различия между людьми и что именно расовый (или "этнический", как Гобино весьма неправильно иногда выражался) фактор всегда был и остается важнейшей движущей силой культурного прогресса Не условия географической среды, не общественные учреждения, не нравственные понятия, а именно и только расовые качества людей влияют на развитие культуры определяют задержку развития и упадок. 
Гобино - последовательный сторонник полигенизма отрицающего единство человеческого рода (он пытался даже как-то согласовать при помощи сложных вывертов полигенизм с церковно-христианским учением о единстве происхождения всех народов от прародительской пары) 2. Человеческие расы различаются между собой, по мнению Гобино, не только по "красоте" и разным физическим признакам, но и по психологическим качествам и по различной степени способности к развитию и даже к усвоению культуры. Мало того, культура (цивилизация), созданная одной расой, даже и не может проникнуть в среду людей другой расы. Народы дикие в настоящее время были такими всегда и впредь такими останутся 3. 
Низшей расой Гобино считал "черную" ("меланическую"), несколько более развитой - "желтую", а высшей и единственно способной к прогрессу - "белую" расу, в особенности ее элиту - "арийскую" расу 4. Свой важнейший тезис Гобино старался обосновать путем обстоятельного обзора истории всех тех десяти (по его счету) цивилизаций, которые известны в человеческой истории (индийская, египетская, ассирийская, греческая, китайская, римская, германская, аллеганская, мексиканская и перуанская, перечисляемые именно в этом по)рядке). Все они, по убеждению Гобино, созданы белой расой, притом высшей ее разновидностью - арийцами5. 
При помощи каких "научных" фокусов Гобино "доказывает" это свое более чем странное утверждение - это уж не стоит и излагать. Достаточно сказать для примера, что он приписывает создание египетской цивилизации какой-то арийской колонии на Среднем Ниле, подкрепляя это заявлением о родстве египетского языка с санскритским (!) 6. Китайская цивилизация была создана "ветвью белых людей", которых на то уполномочило "провидение"; они прибыли-де некогда из Индии, поселились в Хунани и там смешались с местным населением 7. Даже в создании доколумбовых цивилизаций Америки дело не обошлось 'без каких-то "белых элементов", хотя откуда они там взялись, Гобино и сам толком не знает, 'подозревая в этом скандинавов Исландии и Гренландии Х в. - ведь без них культура все равно же не могла развиться 8! 
Из арийцев же на первое место Гобино ставил германцев - цвет человечества, вдохновителей всякой высшей культуры. Они создали настоящую славу Рима (ибо не античный Рим, а средневековый, "германский" Рим стал подлинным культурным центром) 9 и образовали ряд государств в новой Европе, в том числе Русь, ибо "без них (германцев-норманнов) Россия не существовала бы" 10. 
Но создавая повсюду цивилизацию, белая раса, в том числе арийцы, постепенно смешивалась с другими расами, теряла свою чистоту, а потому и свою первоначальную энергию. Это вело и ведет постепенно к общему застою, унылому однообразию. А впереди еще более мрачная перспектива. В будущем Гобино рисует себе такую малоутешительную картину: "Нации - нет, стада человеческие, погруженные в угрюмую дремоту, будут жить, оцепенелые в своем ничтожестве, как буйволы, жующие свою жвачку на стоячих лужах Понтийских болот" 11. 
Исчезновение "арийской расы", смешение ее с низшими расами неминуемо повлечет за собой своего рода тепловую смерть человечества. Но и это состояние не будет еще концом, дальше будет хуже. По мнению Гобино, численность населения Земли непрерывно сокращается, прежнего многолюдства нет нигде. И кончится дело неизбежно тем, что род человеческий, дошедший до полного животного отупения, попросту вымрет, "и земной шар, онемевший, будет уже без нас продолжать описывать свои бесстрастные круги в пространстве..." 12. 
Таково вкратце содержание этого "евангелия" расизма - книги, написанной блестящим языком, но поразительной по своему полнейшему игнорированию элементарных исторических фактов. Своеобразная эрудиция сочетается здесь с круглым невежеством, публицистический накал - автора с воспаленной 'бредовой фантазией 
Если расистская историческая концепция Артюра Гобино представляла собой в сущности реакционно-романтическую фантазию, не имевшую никакой солидной актической основы, то продолжатели и последователи эбино постарались запастись именно такой основой. этой основой послужила им не более и не менее как юлогическая теория эволюции, дарвиновская теория тественного отбора как фактора развития видов.

Социальный дарвинизм 
Использование дарвинизма реаккционными антропологами и социологами-расистами - любопытный пример того, как оровая научная идея, примененная без серьезного эретическогю обоснования в некоей новой области, получает искаженный вид и приносит прямой вред.
Мы уже видели выше, что позитивист Спенсер, слишком прямолинейно понимавший идею эволюции, изобразил в карикатурно-клеветническом виде особенности внеевропейских народов, которые будто бы по самой сврей природе уступают и в физическом, и в моральном отношении европейцам. Некоторые видные немецкие антропологи и биологи-эволюционисты - Геккель, Фохт, Бюхнер и др. - также считали расовые типы европейских народов низшими. Отсюда ведет свое начало целое течение в антропо-ической науке (отразившееся и на этнографических дставлениях), которое получило впоследствии название "социального дарвинизма", или "политической антропологии", или "антропосоциологии". Наиболее известными деятелями этого реакционного направления считаются: в Германии-Отто Аммон, Людвиг Вольтман; в Англии-Хаустон Чемберлен; во Франции - Ваше де Ляпуж. 

Отто Аммон и Ваше де Ляпуж

Отто Аммон и Жорж Ваше де Ляпуж первыми выдвинули предложение (и попытались подкрепить его цифрами) о зависимости психических качеств и вообще характера людей,, а также и их социального положения от величины головного указателя. Чем ниже головной указатель, т. е. чем "длинноголовое" человек, тем он, как правило, одареннее, энергичнее, жизнеспособнее, а потому и социальное положение его выше. Аммон сделал такой вывод, обследовав 30 тыс. новобранцев в Бадене, Ляпуж - измерив 20 тыс. французов. 
Оба автора обобщили свой материал таким образом, что получилась прямая корреляция - по их мнению - между антропометрическими данными (головной индекс) и социальным положением человека. По Аммону, брахикефалы - это потомки древнего местного населения Европы, занимающие ныне в целом более низкое общественное положение, в большинстве своем крестьяне; долихокефалы - это потомки германских завоевателей; последние селились в городах; туда же тянулись позже более активные (длинноголовые) элементы из деревни. Господствующие группы замыкались в привилегированные сословия, и сословный строй становился орудием естественного отбора. Обратного потока из города в деревню никогда не было, не было и фактов социального понижения людей высшего сословия; но вследствие феодальных войн и из-за слабого прироста населения среди длинноголовой элиты относительное количество короткоголовых в стране все возрастает 13. 
По Ляпужу, головной указатель тоже служит и показателем, и фактором, определяющим социальное положение людей. Головной указатель у горожан в среднем ниже, чем у крестьян; в равнинных местностях ниже, чем в горных; среди богатых ниже, чем среди бедных. Иными словами, длинноголовость - признак и даже причина более высокого социального, материального и культурного положения. "Длинноголовые" люди принадлежат к "европейской" расе (Homo europaeus, иначе - к "арийской"), а "короткоголовые" - к "альпийской" (Homo alpinus); последняя имеет к тому же менее выгодные психические свойства 14. 
В отличие от Гобино (и отчасти от Аммона) Ляпуж объяснял господствующее положение людей "европейской" ("арийской") белокурой и длинноголовой расы не древними завоеваниями, а "социальным отбором", который действует всегда в пользу более одаренных, энергичных, сильных, отбрасывая назад менее приспобленных. Бедные классы в современных государствах это не потомки покоренного местного населения, а люди с наследственными неполноценными физическими и психическими свойствами (связанными, как правило, с брахикефалией); неполноценные личности из высших классов беднеют, опускаются и смешиваются с массой неимущего люда. Наоборот, более энергичные личности из бедноты могут пробиться в верхи. Иначе говоря, главный фактор истории Ляпуж и Аммон видели в отборе, называя его то естественным, то социальным. 
Если расистская концепция Гобино представляла собой грустно-романтическое воздыхание о безвозвратно ушедших героических временах господства "арийской" расы, то расистская концепция антропосоциологов была проникнута более бодрым духом прогресса. Только какого прогресса? Они верили в улучшение человеческой породы через естественный (или социальный) отбор, через выталкивание "неприспособленных", а "неприспособленными" оказывались все малоимущие слои населения.
У Гобино элита человечества - это благородное дворянство старого времени, потомки белокурых и длинных германских завоевателей, но, к сожалению, все более и более вырождающиеся; у антропосоциологов элита - это преуспевающие богачи, современная буржуазия, зажиточная и образованная верхушка кого общества. Но у всех расистов, прежних и новых налицо одинаково пренебрежительный и высокомерный взгляд на обездоленные слои европейского населения, а еще более - на "цветное" население внеевропейских стран. У всех расистов - последовательная и убежденная защита и оправдание социального и национально-колониального угнетения. 

Людвиг Вольтман
Наиболее последовательная концепция "политической антропологии" изложена у немецкого антрополога Людвига Вольтмана. В этом сочинении красной нитью проходит мысль о зависимости социально-политического строя и культуры людей от их биологических особенностей, точнее - от расовых различий. 
"Биологическая история человеческих рас есть истинная и основная история государств". Автор поставил себе задачей "обосновать, каким образом политические правовые учреждения и правовые представления выросли из биологического процесса рас"15. 
Вольтман исходит из биологической доктрины Дарвина о всеобщей борьбе за существование и распространяет ее на историю людей. В человеческом обществе действует тот же закон выживания 'более приспособленных, как и во всем органическом мире. У отсталых народов, полагает Вольтман, как у обезьян, нет сочувствия'к слабым, больным, им не помогают, а бросают их на произвол судьбы, и это есть "гигиенический отбор". 
Как заправский расист, Вольтман убежден в духовном превосходстве европеоидной ("кавказской") расы над остальными. Из "кавказской" же расы он отдает всяческое предпочтение североевропейской ("германской") ее разновидности. Подобно Гобино, он считает гибельным смешение этой расы с другими, менее полноценными. По его мнению, вполне законен и полезен для человечества институт рабства, ибо рабство содействовало выработке "понятия социального труда", аристократия же была .необходима для выработки "понятия о социальной свободе". 
Господствующие сословия развивались из благородных родов, из групп завоевателей, из родовой знати. Позже на смену сословиям приходят экономические классы. Капитализм, по мнению Вольтмана, есть наилучшая из всех существующих социальных форм в смысле способствования социальному отбору, но и он ограничен и со временем, думает Вольтман, будет заменен другим, более целесообразным (уж не корпоративным ли фашистским?-С. Т.) строем. 
Что касается неевропейских рас, то к ним Вольтман относится с полным пренебрежением, не считая их способными к культуре. "Вообще, - пишет он, - стремление сделать негров и индейцев способными к настоящей цивилизации не имеет шансов на успех"16. Вольт-ман убежден даже, что даровитость расы обратно пропорциональна ее пигментации: чем светлее кожа, тем даровитее народ. Вершину же человечества составляет, конечно, одареннейшая германская раса, именно она создала всю европейскую цивилизацию. Впрочем, никаких фактов Вольтман, естественно, не приводит. Этот автор доходит до утверждения, под которым охотно подписался бы и Гитлер: "Германская раса призвана охватить земной шар своим господством, -использовать сокровища природы и рабочей силы и включать пассивные расы как служебный член своего культурного развития" 17. 
В целом, несмотря на наукообразную форму, несмотря на размещенные там и сям цифровые таблицы, придающие книге видимость объективности, в трудах Ляпужа, Вольтмана и других "антропосоциологов" и "политических антропологов" налицо тот же самый расистский бред, что и у Гобино, только без его романтики и без пессимистической концовки. В смысле же общественно-политической направленности нетрудно заметить, что концепция Гобино представляла собой попытку идейно оправдать господство европейцев над внеевропейскими народами, а концепция антропосоциологов, наряду с этим, - также и господство правящих классов над народными массами в европейских странах.

Начало расизма в Германии 
Неудивительно, что прямые политические выводы из расистских концепций были сделаны именно в Германии. Подобные концепции очень пришлись ко двору самым агрессивным, империалистическим кругам этой страны - милитаристам и колониалистам. 
Как известно, с 80-х годов XIX в. в Германии усилилось движение за участие в империалистическом дележе мира. Германия спешно строит военный флот, пытаясь догнать и обогнать "владычицу морей" - Англию; Германия захватывает колонии в Африке и Океании. Лозунг "Deutschland uber Alles" все шире распространяется среди разных слоев населения Германии, вплоть до мелкой буржуазии и части рабочих. Естественно, что шовинистические и империалистические круги с радостью ухватились за расистскую теорию, которая так "научно" оправдывала их агрессивные устремления. Немцы - носители благородного "северного" ("арийского") расового типа, который самой природой предназначен господствовать. 
Самое любопытное, что это идейное оружие было дано немецким шовинистам иностранцами. Книга француза Гобнно, переведенная на немецкий язык, стала очень популярна в Германии; француз Ляпуж в своих работах тоже подтверждал превосходство "гения белокурой расы". И уже совсем курьезное явление-литературно-общественная деятельность Хаустопа Чемберлена. О ней надо сказать несколько слов. 

Хаустон Чемберлен
Этот аристократ-англичанин, сын британского адмирала, сделался неожиданно убежденным германофилом. Страстный поклонник музыки Вагнера, он женился на дочери композитора, поселился в вагнерианском центре - Байрейте и совершенно онемечился. В 1899 г. он издал большое двухтомное сочинение "Основы XIX столетия", где провозгласил идеал "германизма" как воплощение всего лучшего, что создала европейская культура18. Немцев он считал лучшими представителями благородного "западноарийского" расового типа; резко выступал против евреев, считая их чуждым европейской культуре элементом19. В годы первой мировой войны Чемберлен держал сторону Германии против своей родины. В том же году вышла в свет его книга о "Немецкой сущности" 20. Литературная деятельность Хаустона Чемберлена - идейная подготовка гитлеровского нацизма. 
В годы гитлеровской диктатуры расизм в Германии сделался официальной и единственно разрешенной в антропологии и этнографии доктриной. Антропология и этнография вместе были сведены к единой "науке" - "расоведению" (Rassenkunde). Все ученые, не согласные с расистской точкой зрения, отстранялись от работы, подвергались преследованиям, многие эмигрировали. Из "официальных" антропологов-расистов наиболее выдвинулся Ганс Гюнтер, который в своих многочисленных книгах доказывал превосходство "нордической" высокорослой белокурой и длинноголовой расы над всеми другими. Несмотря на наукообразную видимость, книги эти представляют собой самую дикую расистскую фантазию 21. 

Научная несостоятельность расизма
Научную несостоятельность расистской концепции давно видели все бoлee добросовестные ученые - и антропологи-натуралисты и историки-этнографы. Расистские бредни едко высмеивал Н. Г. Чернышевский. Миклухо-Маклай своими многолетними исследованиями в Океании и Юго-Восточной Азии опроверг многие обывательские мнения о какой-то расовой неполноценности темнокожего населения. Видные антропологи в России и зарубежных странах - Богданов, Нидерле, Анучин, Боас, Лушан и др. - решительно отвергали расистские тезисы. 
С точки зрения современной антропологической методики приемы работы антропологов-расистов крайне примитивны. Те соматические признаки, которым расисты придают такое большое значение, особенно головной указатель, оказываются на поверку, во-первых, очень изменчивыми, а во-вторых, они не стоят ни в каком соотношении с социальными явлениями, классовыми отношениями, психическими свойствами людей. "Психотехнические" опыты, которыми расисты пытались не раз подкрепить свои тезисы о неодинаковой умственной одаренности людей разных ,рас, ставились -обычно совершенно неправильно, тенденциозно, с заранее подготовленными выводами 22. 
Что касается неодинакового уровня культурного развития народов разных стран и разных частей света, то такая неодинаковость, конечно, существует, но она зависит не от расовых особенностей населения, а от меняющихся исторических условий. Например, культурная отсталость народов Африки сравнительно с современными народами Европы создалась в сущности лишь за последние 3-4 века и была следствием, с одной стороны, массового вывоза рабов из Африки, а сг другой, - ускоренного развития капитализма в Европе; в раннее средневековье Африка в целом вовсе не-была отсталой по сравнению с Европой. 
Народы монголоидной расы, особенно китайцы, задолго до европейцев достигли высокого уровня культуры; отсталость Китая от Европы - это дело последних 3-5 веков и объясняется политическими причинами. Принадлежащие к той же расе японцы в течение-нескольких десятилетий догнали и обогнали самых передовых жителей Запада. Великие цивилизации Древнего Востока - египетская, шумеро-вавилонская и др. - 'были созданы людьми отнюдь не "северной", а средиземноморской и балкано-кавказской рас в ту эпоху, когда люди "благородной" белокурой северной расы были еще настоящими дикарями. Таких примеров-можно привести множество 23. 
Хотя упрощенные и по большей части грубо тенденциозные выводы расистов оказались ошибочными, собранный ими фактический материал (Аммон, Ляпуж,, Вольтман) возбуждал научный интерес. Сама же критика расистских концепций настоящими учеными - антропологами, этнографами, историками - привела к" положительным результатам, позволила уточнить наши представления об исторических связях: раса - язык,. раса - культура, раса - этнос 23. 

Сноски к главе 6.
См.: Meiners С. Grundrifi der Geschichte der Menschheit. Hannover. -1785, S. 17, 35. 37, 43-44, 64, 67, 75 и др.
См.: Gobineau Ie Conte de. Essai sur 1'inegalite des races hurnai-nes. 2-meidition, t. 1-2. Paris, 1884, t. 1, pp. 137-144. 
См. Ibid., p. 179. 
См. Ibid., pp. 214-220. 
См. Ibid., pp. 220-223. 
См. Ibid., pp. 304-305, 308-310, 349. , 
См. Gobineau le Conte de. Essai sur linnegalite des races nu-maines, t. 2, pp. 466-468, 477, 491-493. 
См.: Gobineau Ie Conte de. Essai sur 1'inegalite des races hum-"^es, t. 2, pp. 517-523. 
См.: Ibid., pp. 298-300, 408-447. 
10 Ibid., p. 451. 
11 Ibid., p. 561. 
12 Gobinean Ie Conte de. Essai sur 1'inegalite des races humnines, t. 1, pp. 137-144. 
13 
См.: Ammon О. Die naturliche Auslese beim Menschen. Jena, 1893, S. 313-315. 
14 См.: Vacheude Laponge. Race et milieu social. Paris, 1909, pp. 177-179, 183, 186,187-188. В несколько ироническом стиле Пенниман так резюмировал взгляды Ляпужа на состав населения Европы. Оно делится на три группы: "Самая лучшая-нордический длиноголовый протестант, который смел, белокур и стремителен, любит ь за себя. Менее хорош альпийский короткоголовый католик, смуглый и спокойный, он любит сидеть на своей земле и подчиняться правительству, ненавидит прогресс. За ним следует средиземноморец, низкорослый, темнокожий, мезокефал; он хуже альпийца" (Реnniman T. К. Ор. cit., p. 97).
15 Вольтман Л. Политическая антропология. СПб., 1905, с. 3-4.
16 Вольтман Л. Политическая антропология, с. 210. 
17 Там жес. 307. 
18 
См.: Chamberlain H. St. Die Grundlagen des 19 Jahrhunderts, 1-2. Munchen, 1899. 
19 См.: Чемберлен Г. Евреи, их происхождение и причины их влияния в Европе, изд. 3-е. СПб., 1907. 
20 
См.: Chamberlain H. St. Deutsches Wesen. Munchen, 1916. 
21 
См.: Gunther Н. Rassenkunde des deutschen. Volkes, 1922; Ras-senkunde Europas, 1924; его же. Der nordische Gedanke unter den Deutschen, 1926 ; его жеDie nordische Rasse bei den indogermanen Asiens, 1934. 
22 См.: Рогинский Я. Я. О психотехническом исследовании разных племен и народов.-В кн.: Наука о расах и расизм. М.-Л., 1938. 
22 Критику расизма с исторической и антропологической точек: зрения см.: Лушан Ф. Народы, расы и языки. Л., 1925; Боас Ф. Ум первобытного человека. М.-Л., 1926; Рогинский Я. Я. и Левин М. Г.. Основы антропологии. М., 1955. 
23 О расизме см.: Расовая проблема и общество. Сборник переводов с французского. М., 1957.