Шаройко Лилия Витальевна lili@k156.ru

Шаройко Виталий Иванович

 

БЕЗ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА

Фантастический детектив

 

 

 

 

 

 

ГЛАВЫ КНИГИ: Фантастический детектив Фантастический Детектив

КОНТАКТЫ и ТЕОРИЯ / Контакты и копирайты


История книги (написано 25 04.2016)

Историю создания этой книги возможно писать еще рано, так как она сделана хорошо если на треть.Но я хочу немного сказать о причинах, побудивших человека 46 лет, упражнявшегося до этого только в эпистолярном жанре электронных писем и длинных форумных сообщений, взяться за перо в особо крупных размерах.

Собственно это началось как мемориальный сайт, посвященный моему отцу после его смерти. Мне хотелось изложить его картину мира, довольно неординарную, не всегда соответствующую научной. Раз за разом за последние двадцать лет я сталкиваюсь с тем, что его утверждения, нигде не обнародованные, всплывают спустя несколько лет в качестве уже вполне структурированного и общепризнанного постулата. Например, формирование орбит планет в пространстве окружающем звезду не только до того, как там физически образуются протозимали, но и до того, как облако, формирующее в будущем планетарную систему вокруг звезды начнет делиться на любые, самые амофные структуры.

Последние несколько лет его жизни, и особенно последние полгода, когда ему угрожала потеря подвижности, привели меня к мысли, что этот человек стоит того, чтобы его картина мира как-то зазвучала в общей музыке потока информации, в котором мы купаемся последние десятилетия.

Началось все, когда ему в 70 лет, в день его рождения вырезали опухоль, на которую он не собирался обращать внимания. И делал это до тех пор, пока она чуть не отправила его на тот свет. Через неделю после операции мне сообщили, что вот ее проверили, и она злокачественная, нехорошо это, вы теперь с ним пойдете зарегистрируетесь в онкодиспансере, пройдете курс химиотерапии и гармонотерапии, и будете всю оставшюся его жизнь периодически ходить на осмотры и непрерывно дрожать что ваша онкология восстала из пепла.

Врачи, как это у них принято, не стеснялись в образных выражениях, перспективах нарастающего, пожирающего заживо человека, потока боли и довели меня до почти неконтролируемого ужаса. Я не знала как все это излагать отцу, когда он шатаясь бродил после операции по палате. В общем через несколько дней я решилась и сказала, после того как сделали несколько снимков, сообщающих, что вроде пока больше нигде ничего нет, но конечно будет - рак всегда возвращается. На мое заявление отец ответил, цитирую дословно: "Ну и что что рак, подумаешь, давайте теперь все вокруг него плясать будем, сейчас же его нет, вот и поехали домой". И уехал к себе домой и с онкологами не встретился ни разу. И прожил еще почти семь очень полноценных физически, морально и умственно лет и умер от сердечной недостаточности.

Последние полгода, когда эта недостаточность коварно всплыла, как следствие активного и неколебимого начхательства на возрастные ограничения в физической деятельности, отец в очередной раз поразил меня отношением к жизни и смерти. Конечно, когда мы читаем или смотрим в кино, что где-то какой-то чел не обращает внимания на смерть и продолжает глядя ей прямо в глаза жить как ни в чем не бывало, это не очень впечатляет - сколько такого насоздано и написано.

Но когда это происходит прямо рядом с тобой, с очень близким тебе человеком, когда ты каждый день общаешься с ним хотя бы по телефону в течение полугода это вызывает довольно сильное ощущение нереальности происходящего. И граница жизни и смерти находится у тебя прямо перед носом, ты тыкаешься в нее ежедневно и к тому же долго. Это очень сильно. И когда человек, которому угрожает на фоне отеков, возникших в результате сердечного заболевания полная неподвижность, говорит тебе, что он не станет жить сидя или лежа ты вначале не веришь ему. А потом он так и поступает, умерев буквально стоя, даже не используя для этой цели самоубийство.Он терял способность ходить, но не больше чем на несколько дней. Он просто падал и вставал и вставал и вставал снова. И ему было то лучше то хуже, он ходил каждый день в августе и сентябре за яблоками в сад как на работу и это было бесконечное лето с непрерывно открытым порталом между жизнью и смертью.И мир за этим порталом даже не был страшным, он просто был на очень большой высоте с разреженным воздухом как полет во сне. И отец не забывал повторять, что ничего страшного и даже особенного не происходит, он просто слегка болеет и не нужно приставать к нему со всякой ерундой ,а нужно запоминать и записывать как устроена Вселенная и что такое гравитация и как она работает и это говорилось без всякого особенного пафоса, как нечто само собой разумеющееся, и было полное ощущение, что именно так он воспринимает происходящее.

И если бы не врачи*,

*периодически вызываемые мамой, которая в упор вселенной видеть не хотела и которые прыгая от восторга заявляли что вот конечно это рак, он наконец вернулся, хотели получить денег.
Особенно меня поразил врач Попов из самой дорогой клиники Костромы Мир здоровья. Этот добрый человек, массажист по профессии, он же мануальный терапевт, забывший упомянуть слово мануальный при помпезном выезде на дом, даже не поленился написать диагноз на двух страницах не проведя ни единого анализа и долго убеждал меня, что ничего кроме рака тут быть не может, нужно срочно делать операцию, давайте сто тысяч, лучше конечно двести, мы ее проведем. Был изгнан после этого предложения с формулировкой "из-за дикой степени безграмотности". Еще позже пара человек, вроде даже не очень плохие люди, со сладострастным восторгом расписывали последние стадии разложения тела и боли, которые этому сопутствуют, и которые так и остались в больном воображении лекарей и не проявились в реальности никогда, анализы проведенные позже, показали полное отсутствие признаков онкологии, ишемическую болезнь сердца на фоне тромба, который в конце концов оторвался и убил отца мгновенно за несколько секунд как он и планировал.

то это было бы даже счастливое лето, исполненное открытых ворот в вечность и смысла.И первые несколько дней после смерти в конце октября было настолько сильное ощущение его присутствия и свободы, что, конечно, меня чуть не затащило в эти ворота, может не надо так сильно сливаться с другой душой это все таки не предполагалось строением реальности, раз мы так разделены здесь физически.

Но постепенно ворота закрылись, я слышу его уже не так часто, ему может быть вообще больше тут не интересно. Он недавно спрашивал меня во сне почему, собственно, он все время возвращается. Возможно, когда вся вечность открыта для путешествия мы с нашими мелкими попытками допрыгнуть до небес и расширить сознание, по рукам и ногам связанное телом, не представляем такого большого интереса для существ с высокой степенью уровней свободы.

Конечно, я написала первые тексты уже после его смерти в январе 2015 года. Но я бы никогда этого вообще не сделала, если бы вышенаписанное не происходило. Отец безусловно является моим соавтором, многие идеи, не только по физике гравитации, строению космоса и микромира, но и по уровню сознания некоторых видов насекомых и млекопитающих это безусловно то, что было у нас общим и кто и что придумал и в какой момент времени это стало частью нашей общей системы координат мне неясно.