Шаройко Лилия Витальевна lili@k156.ru

Шаройко Виталий Иванович

 

БЕЗ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА

Фантастический детектив

 

 

 

 

 

 

ГЛАВЫ КНИГИ: Фантастический детектив Фантастический Детектив

Часть I. Энцелад и соседи / Глава 0. Бедный проффесор Мориарти

От автора - большое спасибо Евгению Борисовичу, который не дает мне уехать в фентези, непрерывно заставляя сверять происходящее с физикой и биологией реальности в которой мы живем . Все что я описываю ниже не обязательно будет, но, я думаю, в принципе возможно. Я стараюсь играть только с вероятностями, а не ломать реальность через колено. Конечно не всегда получается - мысль о том, что возможно абсолютно все такая притягательная штука. Но в самом деле у нас на планете существует хемосинтез в виде метаногенного и сероводородного метаболизма и он даже был одним из первых способов существования жизни на земле и не утратил до сих пор своей актуальности. На Энцеладе, Титане и в подземельях Марса официальная наука подозревает возможность существования жизни. Астрономы действительно уже расчитали примерный механизм возникновения первых звезд, есть их классификация, подробные описания этапов типичного формирования звезды и ее гибели – процесса взрыва сверхновой. Все сомнительные для читателя вещи я постараюсь обосновать во всплывающих окнах цитатами из энциклопедий, исследованиями НАСА и нашего Роскосмоса со ссылками на соответсвующие источники. Почти все ссылки в тексте будут вести на такие обьяснения откуда все это взялось. Там где будет использоваться теория, созданная моим отцом и официальной физике противоречащая также будет сообщено об этом прямо и ясно. Кто не хочет вдаваться в физические и математические расчеты может ссылки внутри текста просто не открывать и читать это просто так.

Итак, начнем. Как у нас, землян, любят говорить за 20 лет до начала событий...

 

Нелюбимая фамилия (2055 год).

Мориарти чувствовал себя персонажем какого-то нелепого фантастического фильма. Собственно, это происходило с ним регулярно. Начиная с детства, фамилия не давала ему расслабиться. Получение докторской степени только усугубило эту привычку мироздания постоянно с его помощью цитировать все наиболее широко известные и, как назло, неувядающие произведения искусства. Казалось бы, Шерлок Холмс давно должен быть кануть в лету, заполнить собой архивы известные только узким специалистам и редким любителям классической литературы. Так нет же. Каждые 10 лет кто-нибудь считал своим долгом в очередной раз с новыми прогрессивными средствами искусства восстановить это произведение и имя профессора опять трепали все его знакомые, спрашивая, как ему нравится новый образ его однофамильца, загадочно многозначительно улыбались и думали, что это очень лестный для него вариант ненавязчивой светской беседы. Мориарти их ненавидел, переставал общаться – ничего не помогало. Новые знакомые даже из среды ученого сообщества продолжали на конференциях в перерывах подходить к нему, и радостно распахивая любезную улыбку в очередной раз заявлять «А как вам последняя версия Холмса?» . «Однажды, – думал он, – я кого-нибудь из них убью, потом мне придется заметать следы, придумывать нестандартные ходы для этого, взять сообщников из среды криминальных структур. Потом они начнут меня шантажировать и заставят создавать новые планы, потом по инерции мы начнем создавать все новые и новые и так без конца. Это будет расти как снежный ком неостановимо и я в конце концов стану настоящим профессором Мориарти и виновата в этом будет эта треклятая книга».

Широкая известность была им люто ненавидима, он ее тщательно избегал, но в тоже время все его открытия, для которых он предполагал узкую специализированную дорогу, каким-то нелепым способом находили себе применение именно в популярных областях. И его имя всем ужасно нравилось прилеплять к этим разработкам, так как они тогда легко запоминались, были на слуху и приносили больше денег подобным субъектам. Он уже даже привык к тому, что каждый журналист считал своим долгом называть его именно профессором Мориарти, хотя ученая степень предполагала другое обращение, и спрашивать, как его фамилия помогает ему продвигать свои идеи. В такие минуты он страстно завидовал своим малоизвестным предкам, тихим учителям и врачам, которые относительно спокойно прожили свои длинные жизни и могли относиться к подобным нечастым шуткам с иронией. Все-таки в узком кругу знакомых такое быстро надоедает.

С момента поступления в университет, не смотря на то, что им была выбрана химия и биология в качестве доминирующих предметов столкновение Мориарти с классической литературой неуклонно набирало обороты. Преподавателя высшей математики на первом курсе звали Чарльз Диккенс, деканом был Родион Раскольников. На второй год, в процессе создания курсовой работы на кафедре искусственных мутаций при облучении яиц из них начали вылупляться увеличенные агрессивные особи змей, явно собираясь повторить рассказ Булгакова. На третьем из лаборатории удрал не запланировано возникший там циклоп. Совершенно неясным образом он объявился к вечеру именно в порту, набрасываясь на морских путешественников. Одного даже собирался насадить на вертел из стального прута, выдранного из кованой ограды, разведя костер из автомобильных шин на асфальте с помощью отобранного у несчастного его же зажигалки и папки с важнейшими документами. Эта цитата сразу из Одисеи Гомера и Синбада Вильгельма Гауфа начала откровенно пугать студента и, хотя в обоих случаях никто не пострадал и все отделались практически сильным испугом, он решил взять академический отпуск по состоянию здоровья. Литературное цитирование впрочем, от этого никуда не делось. Потом он просто к нему привык.

В каждой новой воплощенной истории в конце обнаруживалось свойство все большего развития исходного оригинала. Как будто они долго ждали случая воплотится в какой-то изначальной своей версии или за время существования среди людей им наскучило повторяться одним и тем же образом. Так как обычно вреда они никому особенного не приносили, Мориарти начал воспринимать их желание закончится каким-нибудь нелепым счастливым концом как общую повторяющуюся закономерность и перестал бояться. Пожалуй, даже радовался. Правда, с легкой опаской и принимал на всякий случай меры предосторожности, когда очередные события явно начинали что-нибудь напоминать.

Мориарти вздохнул, вспомнив циклопа, и перевел взгляд на яйцо, полученное из ДНК ящера, присланного в его лабораторию. Он не сомневался, что теперь каким-нибудь макаром начнется облегченная версия парка Юрского периода. Что бы он ни делал, вылупившийся ящер сбежит, потом окажется, что еще в нескольких лабораториях произошло то же самое, потом они встретятся и пошло поехало... Яйцо начинало трескаться, легкие швы уже появлялись на поверхности. Он прошел к столу кабинета, подальше от капсулы и куба защитной прозрачной оболочки, окружающей потенциального новорожденного. Потому, что парк Юрского периода это еще ничего. А вот Чужие – это может быть хуже. Зная свою тяжелую литературную карму, он заказал для оболочки материал не только чрезвычайно повышенной прочности к ударам, но и устойчивый к агрессивным концентрированным кислотам всех мастей. Ассистентка профессора, которая не избежала общей участи патологического цитирования, знала о ней, и звалась Лилит, уже много дней готовила питательную среду для новорожденного по результатам проб околоплодной жидкости внутри яйца и писала бухгалтерскую документацию, к сожалению, неизбежно сопровождающую теперь возникновение любого нового чуда.

Осколки яйца, найденные в очередных рутинных раскопках Танзании, где уже несколько раз находили кости брахиозавра и кентрозавра привлекли внимание тем, что структура ДНК явно отличалась по нескольким существенным параметрам. Восстановление по исходным образцам теоретической внешности и строения тела животного, не лезло ни в какие ворота, и было признано ошибочным, так как использовался метод реконструкции по аналогии с уже существующими видами. Так как теоретики не смогли прийти к единому мнению, британское правительство, получившее часть образца от африканских антропологов предложило грант на реальную реконструкцию. Так как практика опередила в этой области теорию, такие реконструкции уже проводились несколько лет, и, если сказать честно, настоящей подробной теоретической базы у них не было. Скорлупа была по братски разделена между двадцатью лабораториями Африки, Китая, Южной и Северной Америки,  Австралии,  России и Европы и эпохальный эксперимент под девизом «Давайте начнем, может что-то из этого и выйдет» состоялся. Каждая лаборатория применяла собственные методики - таким образом, создавалась повышенная вероятность, что где-то что-нибудь, да и получится. И получилось везде. По крайней мере яйца были у всех, как ни странно разного цвета и отличались по весу. «Ну что же, так еще интересней», – подумало вслух на разных языках научное сообщество и стало с нетерпением ждать рождений.

Лилит опустилась в кресло напротив Мориарти. За последние несколько недель, прошедших почти без сна, состояние обоих экспериментаторов балансировало на грани ирреальности происходящего. Работая ассистенткой, и по совместительству, заполняя все остальные стороны жизни ученого, которые нуждались в таком заполнении последние лет двадцать, начиная с постели и заканчивая управлением домашними бытовыми роботами (которые его всегда раздражали своим упорным видением мира исключительно в плоскости заботы о здоровье и самочувствии человека), Лилит уже давно ничему не удивлялась. Сейчас глаза ее упорно закрывались, и она сомневалась, что они смогут адекватно реагировать на результаты эксперимента.

– Вообще-то нужно выспаться, – Сказала она, зевая и потирая виски, – теперь уже все происходит само собой и до вылупления явно еще пара часов. Можно прямо здесь и по очереди.

– Кто хочет спать и кому не интересно тот пусть и спит,– Ворчливо отозвался биолог, который никак не мог понять это нездоровое пристрастие остальных людей к восьмичасовому ежедневному пребыванию в мире, который конечно, по его мнению, был одной из самых увлекательных сторон существования, но время там, как всем известно, течет так, что можно делать с ним что угодно и можно прекрасно отдохнуть за три-четыре часа. Управлением снами он занимался много лет, свободно сокращал этапы первых трех фаз и вызывал, когда считал необходимым, фазу быстрого сна, во время которой происходит восстановление. Мориарти интуитивно практиковал осознанные сны с возраста подростка еще не зная что это такое и с трудом понимал как Лилит со всеми своими медитациями, йогой и прочими корректировками работы сознания до сих пор не может освоить эту технику, такую важную и необходимую для любого ученого, имеющего страстную потребность в дополнительном времени для жизни и исследований.

Лилит так не думала – ее сны всегда были отдельным миром, которым рулить значит практически уничтожать его. Ничего более бесполезного, чем этот способ насилия над такой хрупкой разновидностью реальности по ее мнению быть не могло. Она решила не вступать в дискуссии, которых на эту тему было у них уже немало, а просто закрыла глаза и тут же исчезла из этой фазы мира. Ее окружили моря похожие на небо, потом мелькнула трава, шелест листьев пролетел навстречу, закружил, и ветви деревьев расступились, и расступались, расступались, без конца и полет среди ветвей пересекался с шелестом листьев, и все пело, и солнце мелькало каждый раз, когда земля удалялась, и чтобы подняться выше нужно было сосредоточить волю и направить себя вверх, и это удавалось то хуже то лучше, пока наконец обрыв не выскочил навстречу, и лететь стало совсем легко, хотя и немного страшно, зато стало видно очень далеко и солнце летело навстречу, мелькая в потоке, и пело и сияло и было тепло и чудесно, пока не появились тучи и не стали трясти за плечо: «просыпайся, началось, началось» .

Конечно, Мориарти не стал наблюдать процесс один. Потом докажи что-нибудь, всегда скажут трехмерка создана компом, видеоряд тоже, все подделано. Живые свидетели независимых компаний экспертов и прямые трансляции всех приборов с проверкой подлинности сигнала – это было единственным, что принималось в последнее время научным сообществом. И это еще при бесконечном количестве документов. Он, конечно, еще среди ночи поднял Алекса и Соню и они зевая и мысленно страшно ругаясь, спустились с верхнего этажа из гостевых спален огромного дома профессора и путаясь спросонья в коридорах побрели вначале в кухню, заявив, что без кофе их пускай увольняют из этой треклятой экспертизы, убивают с применением пыток – они так работать не согласны. Впрочем, появились они уже через десять минут, а яйцо еще только немного потрескалось – никто особенно вылезать не торопился.

Белокурая хрупкая Соня, голос которой постоянно норовил трансформироваться в писк, и которая обычно непрерывно подскакивала на месте, порываясь куда-то бежать и толстый, крупный Алекс вместе выглядели как Винни Пух с Пятачком из бессмертного мультика российских давних лет еще времен Союза. Соня конечно тут же запрыгала вокруг яйца, требуя немедленно начать трансляцию и связаться с другими лабораториями и другими экспертами, чтобы напрямую сравнивать процессы и учитывать сразу опыт тех, у кого стадии начнутся раньше. Конечно это сделали и 20 экранов показали таких же невыспавшихся колег с прыгающими экспертами. Создавалось впечатление, что сотрудники контролирующих опыты инстанций набирались исходя из их способностей создавать наибольшее количество суеты в одном квадратном метре занимаемой площади.

В Японии трещины уже покрывали яйцо полностью и даже кажется был виден кусок странного хвоста, который при ближайшем рассмотрении оказался лапой, потом после появления физиономии все облегченно вздохнули – почти крокодильчик, маленький и симпатичный. Все затараторили на двадцати языках, никто никого не слушал и не понимал, но это и было неважно. Все эти речи носили характер всплеска эмоций и говорили только об одном - получилось, получилось!!! Всеобщая эйфория достигла апогея, когда вылезли крылья и уже были видны передние лапы, то есть это никак не семейство птеродактелей. Все замолчали и замерли, даже трещавшие на множестве языков эксперты. А еще через несколько секунд, на экранах, транслирующих события в лабораториях стран-участников эксперимента, встали в полный рост и независимо глянули на людей 20 чешуйчатых, переливающихся и мелькающих в солнечных и ламповых лучах шестиконечных созданий. Четыре ноги, два крыла.

– Мама дорогая, – Сказал представитель Америки на чистейшем русском языке, и это прорвало плотину. Все немедленно вскочили с мест и кинулись вызывать начальство, коллег из соседних помещений. Запрыгали на экранах представители СМИ, правительственные чиновники, истерично запрещающие представителям СМИ раздувать истерию, и все в таком духе продолжалось еще несколько часов. Драконы легли спать. Они вообще-то есть вначале хотели, но, оглянувшись вокруг, каким-то инстинктом поняли, что существа тут несколько туповаты и дойдет до них это не сразу. Увидев на экранах своих сородичей, они пока не могли понять насколько далеко друг от друга им приходится находиться, но сам вид разумных существ среди суетящихся дикарей их успокаивал.

Конечно люди в конце концов опомнились, пришли в себя и проявили человечность. Все были накормлены и обогреты и пострадал только кролик мутант в соседнем помещении, которому в суете наступили на его пышный лисий хвост. Он впрочем не очень долго возмущался (дополнительная порция самой вкусной на свете пиццы для второго желудка может многое сгладить)...

Рождение огня (2067 год).

звуковое сопровождение фрагмента:

И вот теперь, двенадцать лет спустя, полноправный гражданин Тифон не торопясь бредет по окраине леса, помахивая чешуйчатым хвостом в компании своих сверстников.

В первые дни и недели после рождений к огромному облегчению научного сообщества и к великому разочарованию широкой общественности, уже предвкушавшей как теперь все станет интересно, выяснилось, что маленькие новорожденные драконы генерировать пламя не могут. Лилит с Мориарти назвали своего дракона Тифоном, позаимствовав это имя у Гесиода. Вначале проффесор сделал это для контроля будущих событий, так как известно, что древнегреческий Тифон был усмирен Зевсом и особенных неприятностей никому вроде не причинил, не считая порожденных им детей. Лилит обозвала профессора литературофобичным параноиком, но было уже поздно – документация зарегистрирована, а так как в три месяца это удивительное существо вежливо постучалось в сознание своих приемных родителей и спросило можно ли ему уже выйти на улицу и начать знакомиться с окружающим миром, то после первого шока его пришлось признать разумным существом и начать оформлять свидетельство о рождениии, права и обязанности опекунства и всю прочую хрень, связанную с пребыванием разумного существа без родителей на планете Земля. Конечно стояло много шума, первые разумные обитатели другого вида, откуда взялись неизвестно. Где живут взрослые особи и есть ли они вообще неясно. Дело касается двадцати разных стран, а особей всего двадцать. В общем со скрипом присвоили им какой-то невнятный международный статус гостей планеты, выдали документы особого вида, разрешили общаться между собой, дали право безвизовых перелетов чартерными рейсами и проживания по приглашениям от других драконов, исследовательских лабораторий и научных сообществ, способных обеспечить им условия проживания.

Тифон оглянулся с холма на город в долине. Пикник, устроенный драконами на краю леса возле стекающего сверху ручья был не первым и не предвещал ничего особенного.

Highslide JS
Солнечный луч полился потоком сквозь тело Трифона и это было как самый лучший праздник, он сам стал вначале лучом, потом просто светом.

Подростками драконы были довольно вредными и скандальными. Те, кто знал их потом, после событий этого вечера, как весьма выдержанных и вежливых созданий, удивлялись, просматривая первые интервью. Например, на вопрос журналистки о том, как он чувствует себя на нашей планете в качестве монстра Тифон отвечал, что он себя монстром никак не чувствует, потому, что монстр здесь вообще-то не он.
– Это не драконы довели Землю до такого состояния,– Возмущался он, размахивая лапами и хвостом приводя в ужас всю съемочную группу (обливавшуюся холодным потом и думающую, что сейчас он разнесет все оборудование, стоившее немалых денег, а их самих просто шарахнет нечаянно хвостиком об стол насмерть, и всё это просто оформят как несчастный случай на призводстве), – На нашей планете, наша планета... Мы завоевали космос... Может пора уже перестать людям считать всё, что им посчастливилось увидеть в течение жизни их личной собственностью? И я крайне удивлен, читая вашу литературу за последние 2-3 тысячи лет почему человечество с тех пор не прошло не малейшего пути эволюции сознания по отношению к миллионам видов окружаюших их существ разного уровня развития. Как будто их не существует или это что-то совершенно не важное. А в последние сотни лет наблюдается явная деградация вашего вида в этом отношении.
Корреспондентка, (уже общавшаяся с беленьким симпатичным дракончиком и считавшая его до этого момента маленьким глуповатым ребенком, перед эфиром обьясняла ему что и как нужно отвечать на вопросы, возмущаясь, что он не хочет ничего слушать, а только глазеет по сторонам), долго открывала и закрывала рот.

Тифона это вдохновило, и он прочитал краткую лекцию на тему высокого уровня сознания первобытных людей, почитавших природу, чувствовавших и понимавших взаимосвязь ареалов биосферы и равновесие взаимодействия ее отдельных составляющих. Потом он прошелся по войнам, геноциду, опытам по мутациям животных без их согласия, правам мигрантов, планам планетарного трансформинга на Марсе, тыканью в него фотоаппаратами на улице, и выкладыванию всего этого в сети и прочей, как он выразился, «пещерной дикости». Так как журналистка так и не смогла вставить почти ни слова в непрерывный поток новых идей, выдвигаемых Тифоном непрерывно, то передачу быстро свернули, драконов на центральных каналах в прямом эфире больше с тех пор никогда не показывали. Зато в сети, в среде религиозных и альтернативных культурных течений, насчитывающих несколько сотен тысяч видов, слова подростка быстро были подхвачены и растиражированы. Правда и здесь их переврали, каждый вырвал нужные ему слова из контекста и прикрепил к своим собственным идеям в качестве подтверждения, как независимое мнение существа из другого мира. Тифон перестал давать интервью широкой публике и увлекся астрономией в одной из дружественных лабораторий кафедры мутаций.

Его собратья драконы скандалили в исскустве, науке и политике. Русская Белая Тина на пару с флегматичным Нидхеггом из северной Европы рисовала сюжеты к переизданной по их же инициативе фантастике классиков типа рассказа Ильи Варшавского Последний кит, где охотники с цифровой техникой не выходя из офиса добивали последнего представителя семейства, при этом глаза у кита были полны человеческой боли, а люди были бессмысленными куклами с пустым пластмассовым выражением лица. Рисунки были талантливы и весьма реалистичны не смотря на диковатую технику исполнения. Но, конечно, к сожалению, не это сыграло решающую роль в широкой популярности движения в среде художников, а тот факт, что это движение возглавляла до крайности харизматичная и стильная пара драконов, которая в отличие от Тифона со СМИ не ссорилась, с журналистами дружила и выдавала свое движение в искустве за внутренний импульс самих людей, глубоко озабоченных состоянием окружающей среды.

Зеленый Нуклон, рожденный в совместной лаборатории Австралии и Индонезии, Новой Зеландии и Филиппин сделался биологом и юристом и носился теперь с поправками к декларации свобод и прав муравьиного и пчелиного сообщества. (Мало кому известно, что первый в мире заповедник для пчел был создан в Австралии в 1880 г. на остров Кэнгэру). После этого им были инициированы программы культурного обмена и координации взаимных спасательных операций на воде и суше с дельфинами и китами, которые он же и протащил в правительствах, усиленно поддерживая предвыборные кампании кандидатов, соглашавшихся их подписать. Люди охотно голосовали за какого-то чела, у которого в команде зеленый жизнерадостный дракончик, законы были подписаны в нескольких десятках стран. Правда, после голосований Нуклону пришлось изрядно попотеть, заставляя обещавших исполнять обещанное. Пришлось опять использовать давление и внушение уже на подсознательном уровне. Каждый из любителей вешать лапшу в особо крупных размерах встал перед выбором: исполнить заявленное или оказаться в психушке с вечными кошмарами, разнообразными до неприличия. Не этично конечно, а что делать с этими врунами?

Ну и так далее. Например, Красная Сураса, получившая в Индиийском регионе при рождении имя матери драконов, известной там как дочь пресловутого Дакши и супруга Кашияны. Последний известен тем, что по многочисленным просьбам трудящихся духов, с помощью менее многочисленных жен породил практически всю живность. Начиная от деревьев и прочей флоры и заканчивая всяческой фауной, включая фантастическую. Сураса объявила себя новым тантрическим гуру и собирала миллионы зеленых на всю голову сторонников вегетарианства и борьбы за уважение к жизни в самых микроскопических ее проявлениях, а также фанатов стабильного баланса сил природы и человека. Белый Горыныч и Многоцветный Амару, получивший имя инков, двигали музыкальные направления. Золотой Усатый Лун возрождал учение Лао цзы. Каждый из двадцати драконов буянил в разной области, но делали они в общем-то одно и тоже. Обдумывая эти не слишком умные, но искренние детские шаги во времени Тифон параллельно брел в пространстве среди охренительно великолепной природы, окружающей его со всех сторон, впереди своих соплеменников, гадая, когда же они все наконец повзрослеют и будет ли это сопровождаться каким-то новым уровнем мышления и пониманием зачем они здесь. В том, что они здесь не случайно, он не сомневался и масса литературы по психологии, описывающая подобное внутреннее ощущение у каждого земного подростка его ничуть не смущала.

«Да, в каждом ростке сознания заложен потенциал будущего развития и оно это чувствует, – думал Тифон. – Просто масса народа тупо и бездарно просирает этот волшебный источник, и дух угасает не реализовавшись. И многие реализуют дар так, что со стороны это не выглядит масштабным действием - талантливый врач скорой, спасающий чьи-то жизни просто в силу чутья, воспитатель детского сада или учитель младших классов, разбудивший незаметно любовь к знанию и пониманию мира в массе душ в самом начале их цветения. Ежедневно, постоянно, непрерывно, в течение практически целой жизни. Кто их замечает кроме мироздания? А просто строитель или отделочник, создающий дом, в который вложена энергия, рождающая в месте, где будут жить люди индивидуальное сознание строения. Многие говорят, что у старых домов есть душа, но кто замечает его новорожденую душу? Кто думает о том, как и почему она возникла и кто является ее творцом. Кто задумывается как и какая вкладывается энергия в создание любого предмета, сделанного вручную. Интуитивно человечество это понимает, как видно из цен на эксклюзивы всех мастей, начиная от ручного шитья и заканчивая кварталами загородных домов ручной работы. Сознание вещи, получившей дар жизни от создателя, поделившегося частицей этой искры в процесе творения растет со временем. Иногда они развиваются криво и сводят с ума собственников, получивших их и не понимающих откуда эта дикая личная привязанность к платьям, драгоценностям, недвижимости, автомобилям, технике. Возможно правы были толтеки, – нагвали, ведущие счет сознаний от материального мира. А есть еще просто талантливые родители, рядом с которыми дети расцветают. И есть, наконец, просто люди, возле которых любая душа оживает, все пространство вокруг них поет и играет красками, а есть те, которые гасят любой огонь, мертвые хуже камней, мухи, пролетая мимо них, дохнут и все такое. И где эти долбанутые счетчики Гейгера вычисляющие уровень животворности личности в окружающем пространстве. Впрочем как все тут устроено мы еще посмотрим - впереди у каждой родившейся души возможна вечность.»

Последняя мысль часто возникала у Тифона как совершенно ясная уверенность, неотличимая от череды остальных ясных чувств, что вот он дышит, слышит запахи, видит деревья. Впрочем, вот как раз сейчас, на этом повороте мысли реальность как то видимо сильно разогналась, не смогла вписаться в этот поворот и начала ускользать и размываться, как будто созданная временно и не надолго и исключительно для поддержания процесса мышления. Небо стало выше, река под мостом дальше, лес глубже и значительнее, пространство раздвинулось и каждая мелкая деталь его начала наполняться осязаемым смыслом, как будто для каждого атома понадобилось больше места, чтобы окружить себя жизнью сознания. Солнечный луч полился потоком сквозь тело Трифона и это было как самый лучший праздник, он сам стал вначале лучом, потом просто светом. Он краем восприятия зацепил такие же потоки рядом, все драконы теряли форму и радугой цветных вихрей устремились в разных направлениях, рассыпались как фейерверки и собирались вновь в поток, мир неодолимо увеличивался, и становился многомерным, но и сам он почему-то не уменьшался, а занимал значительный объем и не имел жестко очерченых границ. Цветные вихри слились в радугу и устремились вверх сквозь пространство навстречу чувству дома, которое все нарастало. Земля осталась далеко, мелькнул холод космоса, и как равновесное эхо свет густел и рос до тех пор пока не взорвался воплощением огня. Тогда стало еще веселее, Луна увеличилась, потом осталась позади, уменьшалась, исчезла. Неясно как долго это продолжалось, но вокруг все менялось и было страшно интересно. Навстречу издалека возник шар, окруженный кольцами. Мелькнули осколки льда, целый пояс, потом еще один, потом мелькали и мелькали, чувство дома начало удаляться, исчезать, они сделали круг и вновь кольца, потом они исчезли и яркой оранжевой все приближающейся массой навстречу летела и сияла всполохом и радостью узнавания родная поверхность.
Как назвали бы это люди - спутник Сатурна, Титан.

**************

 

к следующей главе: Часть I. Энцелад и соседи / Глава 1. Стремление к покою и другая суета.  

 

для понимания места действия книги: первый ВИДЕОФРАГМЕНТ с комментариями ученых - сотрудников мисии Кассини, управляющих аппаратом на Земле, ТИТАН

Исследования Титана, спутника Сатурна с помощью станции Кассини.

см также с участием этих же ученых многосерийный фильм National Geographic: Путешествие по планетам (2010) 4-я серия: Сатурн

а также фильм Дискавери Как устроена Вселенная сезон 3(2014 год) Серия 5 . Рекомендую полностью к просмотру все сезоны этих двух фильмов, помогающих в наглядной и простой форме познакомиться с Солнечной системой с помощью людей, не вылезающих круглосуточно из наблюдения за аппаратами, которые реально вращаются вокруг Сатурна уже десять лет, ползают по Марсу более 10 лет, знакомых с материалами зонда Галилео , работавшего до 2003 года. Это был первый (и пока единственный) аппарат, вышедший на орбиту Юпитера, изучавший планету длительное время и сбросивший в её атмосферу спускаемый зонд. Станция передала свыше 30 гигабайт информации, включая 14 тысяч изображений планеты и спутников, а также уникальную информацию об атмосфере Юпитера. Новая станция НАСА Юнона, запущенная 5 августа 2011 года должна выйти на орбиту Юпитера в июле 2016 года. Фильмы сняты также с использованием материалов аппаратов типа Вояджера, которые делали неоднократно снимки всех планет Солнечной системы пролетая в их непосредственной близости.

Из русских источников наиболее хорошими считаю Телестудию Роскосмоса http://www.tvroscosmos.ru/ , о солнечной системе ПЕРЕДАЧА "РУССКИЙ КОСМОС" НА КАНАЛЕ "GALAXY-TV" (2012 год) / О Сатурне фильма там нет, но для общего представления о Солнечной системе советую серии о Юпитере, Венере, Меркурии. Фильм о Венере рассказывает о наших зондах, погружавшихся в атмосферу этой планеты. Потом нам стало не до космоса, потом было несколько неудачных запусков. Сейчас одна из главных строек России космодром Восточный, где на оборудовании российского производства готовятся старты ракет. Восточный будет готов к стартам в марте-апреле 16 года. Ближайшая отправленная станция «ЭкзоМарс», пока старт с Байконура. 22 декабря 2015 года аппараты совместной российско-европейской миссии «Экзомарс»Trace Gas Orbiter (TGO) и спускаемый модуль Schiaparelli (Скиапарелли) доставлены на коcмодром Байконур для подготовки к старту, который состоялся 14 марта 2016г. 17 октября 2016 станция TGO вышла на орбиту вокруг Марса, 19 октября был отделен модуль Schiaparelli, при посадке на последнем шаге приземления разбился, но орбитальная станция продолжает посылать сигналы и оборудование на ее борту постепенно даст информацию по всей планете с помощью датчиков имеющих возможность исследовать атмосферу и даже поверхность на глубину около 2 метров с подробным картографированием Марса. Подробности на официальном сайте миссии exomars.cosmos.ru

Научные цели программы «Экзомарс» в порядке очередности

  • Поиск возможных следов прошлой или настоящей жизни на Марсе;
  • Характеристика водного и геохимического распределения на поверхности планеты;
  • Изучение поверхности и окружающей среды на планете, выявление опасностей для будущих пилотируемых полетов на Марс;
  • Исследование недр планеты, чтобы лучше понять эволюцию и возможность обитаемости Марса;
  • По выполнению всех задач успешно закончить миссию возвращением на Землю.

 

из Википедии:

Станция «Кассини» прибыла к Сатурну 30 июня 2004 года и стала первым исскуственным  спутником этой планеты. Зонд «Гюйгенс» который «Кассини» нёс на борту, 14 01.2005 впервые опустился на Титан.

В 2008 году НАСА продлило миссию «Кассини» до 2010 года. В конце сентября 2010 года «Кассини» начал новый этап своей миссии, получивший название «Солнцестояние» (Solstice): срок работы аппарата продлен до 2017 года, а сам зонд даст ученым возможность впервые детально изучить весь сезонный период Сатурна. Аппарат ждут несколько дополнительных сближений с Энцеладом, а также с другими спутниками газового гиганта.

. Миссия зонда продлится до сентября 2017 года.