Шаройко Лилия Витальевна lili@k156.ru

Шаройко Виталий Иванович

 

БЕЗ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА

Фантастический детектив

 

 

 

 

 

ГЛАВЫ КНИГИ: Фантастический детектив Фантастический Детектив

Часть 3. Вселенная/ Глава 31 Жизнь огня и Горячие Юпитеры.

 

Как внешнее и внутренне сходство всех границ

Позволит нам разрушить таинство структурных единиц

Эпиграф:

 

Непосредственно перед взрывом шнур плазменного огня, дотоле цельный и практически однородный, начал сужаться через равные интервалы, словно его дергали, как струну, а потом распался, превратился в цепочку круглых зерен, перестал существовать как целое. Каждое зерно росло и преображалось, эти капельки атомного пламени потеряли четкость очертаний, из них выползли отростки, породившие очередную генерацию капелек; потом все эти капельки сбежались к центру и образовали сплюснутый шар, который сжимался и расширялся, словно дышал, и в то же время высылал вокруг на разведку огненные щупальца с вибрирующими окончаниями. Потом наступил моментальный (даже и на нашей киноленте) распад, исчезновение всякой упорядоченности, и виден был только ливень огненных брызг, рассекающих поле зрения, — пока все не утонуло в сплошном хаосе.
Я не преувеличу, сказав, что мы прокручивали эту ленту чуть не сотню раз. Потом — признаюсь, это была моя идея — мы пригласили к себе (не в лабораторию, а на квартиру к Ганимальди) некоего авторитетного биолога, досточтимую знаменитость.

Ничего ему заранее не сказав, ни о чем не предупредив, мы взяли середину этой самой ленты и прокрутили ее для уважаемого гостя через обычный аппарат; только насадили темный фильтр на объектив, вследствие чего пламя на снимках поблекло и стало выглядеть как некий предмет, довольно ярко освещенный извне.

Профессор проглядел наш фильм и, когда зажегся свет, выразил вежливое удивление — почему это мы, физики, занимаемся столь далекими от нас делами, как жизнь инфузорий. Я спросил его, уверен ли он, что видел действительно колонию инфузорий. Как сейчас помню его усмешку. — Снимки были недостаточно четкими, — сообщил он с этой усмешкой, — и, с позволения сказать, видно, что делали их не профессионалы, но могу вас заверить, что это — не артефакт…

 
Станислав Лем . Рассказ Правда 1965 год

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание главы (предполагаемое)

Первое путешествие Штрауса через портал в другие миры вместе с Бастет. Придется провести время в закрытой капсуле так как на планете больше 1000 градусов

Штраус конечно выбрал самую радикальную по условиям планету чтобы доказать что тело кота очень хорошо и удобно для любых путешествий. Они с Бастет проводят время непрерывно споря среди полыхающего огня.

Местные жители проводят время в энергетических вихрях тела постоянного в основном не имеют - это облака перегретого металлического пара.

 

Материалы

Федеральное агентство по образованию и науке Российской Федерации Московский государственный институт электронной техники(технический университет) Лабораторный практикум По дисциплине «Технология производства ЭВС» Москва 2007 год.

Термическое испарение материалов в вакууме

Термическое испарение заключается в нагреве материала (используемого для нанесения на подложку) в высоком вакууме (при давлении не более Па) до температуры, при которой давление его собственных паров на несколько порядков превышает давление остаточных газов в рабочем пространстве вакуумной камеры. При этом атомы испаряющегося материала распространяются прямолинейно, так как длина их свободного пробега значительно превышает расстояние испаритель (источник испаряемого материала) - подложка. Далее следует конденсация частиц испарившегося потока на поверхности подложки (платы), имеющей температуру значительно ниже температуры испарителя.

Следовательно, при осаждения пленок методом термического испарения в вакууме (термовакуумного испарения или термовакуумного напыления) в процессе получения тонких пленок можно выделить три основные стадия:

  • образование атомарного (молекулярного) потока вещества из источника испаряемого материала (испарителя);
  • пролет атомов от испарителя к подложке;
  • конденсация вещества на подложке (этап осаждения материала в виде тонкой пленки).

Образование атомарного (молекулярного) потока при термическом испарении является результатом разрыва связей между поверхностными атомами испаряемого материала, если кинетическая энергия движения атомов превышает энергию связи между ними. Из табл.1 видно, что условная температура испарения большинства металлов выше температуры их плавления, т.е. испарение происходит по схеме: твердое вещество-жидкость-пар. Однако некоторые материалы, например хром, титан, довольно интенсивно испаряются из твердого состояния. Процесс перехода вещества из твердого состояния в парообразное, минуя жидкую фазу, называется сублимацией (или возгонкой). В зависимости от агрегатного состояния вещества во время испарения следует выбирать конструкцию испарителя. Тип испарителя зависит также от природы испаряемого материала (его одно- или многокомпонентное, химической активности, температуры испарения и др.), исходной формы материала. (гранулы, порошок, проволока), требуемой скорости испарения, ее, постоянства во времени и ряда других факторов. В табл.2 приведены температуры и скорости испарения широко применяемых в тонкопленоч­ной технологии металлов в зависимости от их давления насыщенных паров.

Таблица 1

Температуры плавления, кипения, испарения металлов, наиболее часто применяемых при изготовлении мсб

Металл

Температура T,°С

плавления

кипения

испарения*

Алюминий Ванадий

Вольфрам

Медь

Молибден

Никель

Тантал

Титан

Хром

660

1900

3410

1083

2620

1453

2996

1665

1890

2486

3400

5930

2600

4800

2900

5300

3227

2480

1250

2400

3309

1273

2533

1510

3070

1546

1205

*Приведена условная, практически установленная температура ис­парения, при которой давление насыщенного пара вещества составляет приблизительно 1,3 Па. Температуры плавления и кипения указаны для давления 101,3•103 Па.

______________________________________________________

Рассказ Станислава Лема Правда отрывок.

Профессор проглядел наш фильм и, когда зажегся свет, выразил вежливое удивление — почему это мы, физики, занимаемся столь далекими от нас делами, как жизнь инфузорий.

Я спросил его, уверен ли он, что видел действительно колонию инфузорий. Как сейчас помню его усмешку. — Снимки были недостаточно четкими, — сообщил он с этой усмешкой, — и, с позволения сказать, видно, что делали их не профессионалы, но могу вас заверить, что это — не артефакт…

— Что вы понимаете под этим словом? — спросил я.

— Artefactum есть нечто искусственно созданное. Еще во времена Шванна развлекались тем, что имитировали живые существа, впуская капли хлороформа в прованское масло; эти капли проделывают амебообразные движения, ползают по дну сосуда и даже начинают делиться, если меняется осмотическое давление у полюсов. Но здесь чисто внешнее, поверхностное сходство, и это явление имеет столько же общего с жизнью, сколько манекен в витрине — с человеком. Ведь все решает внутреннее строение, микроструктура. На вашей ленте видно, хоть и неотчетливо, как совершается деление этих одноклеточных. Я не могу определить их вид и даже не поручился бы, что передо мной не просто клетки животной ткани, которые долгое время выращивались на искусственных питательных средах и были подвергнуты воздействию гиалоронидазы, чтобы разъединить их, расклеить. Во всяком случае, это клетки, поскольку они имеют хромосомный аппарат, хоть и поврежденный. Среда, видимо, подвергалась воздействию какого-то канцерогенного препарата?

Мы даже не переглянулись. Постарались не отвечать на его все новые и новые вопросы. Ганимальди просил гостя еще раз просмотреть фильм, но это не получилось, не помню уж почему, — может, профессор спешил, а может, думал, что за нашим умолчанием кроется какой-то розыгрыш. В самом деле не помню. Так или иначе, он ушел, и, как только закрылись двери за этой знаменитостью, мы поглядели друг на друга, совершенно ошарашенные.

— Слушайте, — сказал я, опережая других, — я считаю, что мы должны пригласить еще одного специалиста и показать ему фильм полностью, без вырезок. Теперь, когда мы знаем, о чем идет речь, это уж должен быть специалист что надо — именно по одноклеточным.

Маартенс предложил одного из своих университетских знакомых, который жил неподалеку. Но он был в отъезде, вернулся только через неделю и тогда пришел на старательно подготовленный сеанс. Ганимальди не решился сообщить ему, в чем дело. Просто показал ему весь фильм, кроме начала, потому что шнур плазмы, распадающийся на лихорадочно пульсирующие капли, заставил бы слишком глубоко задуматься, отвлек бы внимание от дальнейшего. Зато мы показали теперь конец, эту последнюю фазу существования плазменной амебы, когда она разлетается во все стороны, как взорвавшийся снаряд.

Этот биолог был намного моложе того, первого, и поэтому не отличался такой самоуверенностью; вдобавок он, по-видимому, хорошо относился к Маартенсу.

— Это какие-то глубоководные амебы, — сказал он. — Их разорвало внутреннее давление, когда начало падать внешнее. Так же, как бывает с глубоководными рыбами. Их нельзя доставить живьем со дна океана, они всегда гибнут, их разрывает изнутри. Но откуда у вас такие снимки? Вы опустили камеру в глубь океана или как? Он смотрел на нас с возрастающей подозрительностью.

— Изображение нечеткое, правда? — скромно заметил Маартенс. — Хоть и нечеткое, все равно интересно. Кроме тоги, деление происходит как-то ненормально. Я не заметил как следует очередности фаз. Пустите-ка ленту еще раз, только медленней. Мы прокрутили фильм так медленно, как только удавалось, но это мало помогло — молодой биолог не вполне удовлетворился. — Еще медленней нельзя?

— Нет.

— Почему вы не вели ускоренную съемку? Мне ужасно хотелось спросить его, считает ли он, что пять миллионов снимков в секунду — это несколько ускоренная съемка; но я прикусил язык.

Не до шуток было. — Да, деление идет анормально, — сказал биолог, в третий раз просмотрев фильм. 

— Кроме того, создается такое впечатление, словно все это происходит в более плотной среде, чем вода… Вдобавок большинство дочерних клеток во втором поколении имеет возрастающие генетические дефекты, митоз извращен… И почему они сливаются все вместе? Это очень странно… Вы это делали на материале простейших в радиоактивной среде? спросил он вдруг.

Я понял, о чем он думает. В то время много говорилось о том, что крайне рискованно затоплять радиоактивные отходы в герметических контейнерах на дне океана, что это может привести к заражению морской воды. Мы заверяли его, что он ошибается, что это не имеет ничего общего с радиоактивностью, и с трудом от него отделались — он, хмурясь, приглядывался поочередно к каждому из нас и задавал все больше вопросов, на которые никто не отвечал, потому что мы заранее так условились. Событие было слишком необычайным и слишком значительным, чтобы довериться постороннему — пусть даже и приятелю Маартенса.

— Теперь, дорогие мои, надо нам всерьез поразмыслить, как тут быть, сказал Маартенс, когда мы остались одни после этой второй консультации. — То, что твой биолог принял за спад давления, из-за которого разорвало «амеб», на деле было внезапным спадом напряженности магнитного поля… сказал я Маартенсу. Ганимальди, до тех пор молчавший, высказался, как всегда, рассудительно.

— Считаю, — заявил он, — что нам надо продолжить эксперименты…


Оригинал доступен на сайте КнигоГид https://knigogid.ru/books/122396-pravda/toread/page-3